– Здравствуйте, Алена. Вы уже опытная актриса театра и кино, режиссируете собственный моноспектакль, поете. А где вы учились? С чего начинали свой путь?

– Я закончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства на Моховой, ныне Российский государственный институт сценических искусств. Окончила ее с красным дипломом как актриса театра и кино. Все, что за время обучения в меня вложили педагоги, я использую по сей день, и я очень благодарна им за этот вклад в мою творческую жизнь. Они заложили самое главное: любовь к творчеству и к людям.

С детства я хотела петь, стать певицей, и хотелось петь именно артистично, поэтому я пошла в Театральный институт, чтобы научиться актерски подавать песню.

– В чем для вас различие кино- и театральных ролей? И где вы себя комфортнее чувствуете?

– Это два абсолютно разных подхода. Кино – это статичная картинка, короткая эмоция, выражение лица. Театр – это мощь твоей души. Все, что есть в твоем сердце, ты можешь прожить за эти 2-2,5 часа. Целую человеческую жизнь, трагедию, счастье, любовь, – все это ты непрерывно переживаешь. Это не сравнится ни с чем: ни с концертом, ни с песней, ни с кино, ни с каким другим видом искусства.

Сейчас я играю моноспектакль об Эдит Пиаф и понимаю, что это позволяет расти моей душе и развиваться мне. Все, что я делаю, посвящаю любви: у меня и спектакль называется «Жизнь в розовом цвете –  La vie en rose – Женщина в любви». На каждом спектакле я нахожу еще больше этой любви в самой себе, дарю ее людям и в ответ от них получаю эту любовь. Такой взаимообмен. Драматическая роль в спектакле – это самое мощное, что может быть в сценическом воплощении.

– Раз речь зашла о вашем моноспектакле «Жизнь в розовом цвете», хочется узнать, почему вы выбрали судьбу и творчество именно Эдит Пиаф? И что вы хотели донести этим спектаклем зрителю?

– Мне с детства была интересна эта личность. Невероятно красивые песни, музыка… В детстве я, наверное, не осознавала всю трагичность ее судьбы. Сейчас я уже созрела для такого спектакля, даже не просто спектакля, а исповеди человека, который раскаивается. Книга, с которой я писала сценарий – воспоминания Эдит Пиаф о ее жизни. И начинает она словами: Все, чего я хочу, – чтобы прочитавший эту исповедь, которая, быть может, будет моей последней исповедью, прежде чем закрыть ее, сказал обо мне как о Марии Магдалине: «Ей можно многое простить, потому что она много любила». Я человек верующий, и Любовь для меня – самое главное, к чему я стремлюсь в жизни, желая узнать ее во всей полноте. Видимо, пришло время, когда я созрела для написания сценария, и для того, чтобы расставить важные акценты в понимании  любви, веры и силы человеческого духа. Это удивительно: маленькая женщина, которая растратила свое здоровье, которая не была красивой, но сияла великой любовью, которая была открытой, как ребенок. Это все мне очень близко, раньше это витало в воздухе, а сейчас уже сформировалось в полноценную идею.

– У вас проходят сольные концерты по городам России и Европы. Какие чувства вы хотите вызвать у зрителя песнями, которые исполняете?

– Чтобы зрители вдохновились, почувствовали радость, пришли домой и вспоминали эту радость еще неделю, месяц, год, и ждали следующего концерта.

– А какая тематика песен, исполняемых вами?

– Патриотическая, любовная лирика, городской романс. Абсолютно разные темы, но, как ни крути, все ведь все равно о любви, потому что без любви мы ничто, мир ничто. Мы будем пустые, все наши цели и устремления не будут иметь никакого результата, если они не будут иметь любви. Они могут принести короткий результат сегодня, но завтра все разрушится, если человек не имеет в основе своего труда любовь. Если внимательно посмотреть на судьбы людей, те, кто жертвенно относятся к своему труду: жертвуют своим временем, своей личной жизнью ради того, чтобы дарить любовь другим людям, – они очень многого добиваются.

– Вы можете назвать минусы профессии актера?

– Минусы в том, что человек сам должен пробивать себе дорогу. Это очень непросто. Есть очень много стандартных дорожек, но они не всегда приводят к правильному результату. Поэтому нужно иметь пробивной характер, очень большую силу воли, чтобы выдержать все. Возвращаясь к Эдит Пиаф и ко многим другим великим артистам, поражаешься, какую же тяжелую судьбу они все проживали. Оборотная сторона их жизни – и потеря здоровья, и потеря душевного равновесия… Единицы живут спокойно, гармонично, без всплесков. Это присутствует у каждого человека, но у творческого особенно. Потому что он особенно эмоционален, у него особенная психофизика, иначе он не был бы артистом, ему нечем бы было работать на сцене. Не все могут это выдержать. Жизнь – это борьба добра и зла, которая происходит в нашей душе, в нашем сердце. Когда ты постоянно работаешь своим сердцем, эта борьба постоянно обострена: ты каждый день сталкиваешься с тем, что тебя что-то уводит вправо-влево, а ты все равно должен сохранять это равновесие. Это очень непросто. В другой профессии проще спрятаться, тебе не надо выходить на публику и ты не должен каждый раз отдавать все свое сердце. Тут нельзя обмануть. Зритель сразу почувствует, искренен ты, или нет, обманываешь, или говоришь правду. Этим отличается настоящий артист.

– Актеры должны полностью проживать свою роль. Сложно ли выйти из этого состояния? И насколько сильный осадок после каждого спектакля остается у вас в душе?

– Любая роль в любом случае откладывает отпечаток на характере. Поэтому я отказываюсь от ролей вампиров, например. Я понимаю, что это будет губительно для меня лично и для моей души. Когда я играла Аглаю в дипломном спектакле «Идиот» по Достоевскому, после этой роли я впервые осознанно причастилась, потому что мне было дискомфортно: Аглая  — гордячка, а гордыня считается самым страшным грехом. Достоевский ее больше всего и наказал в романе. Мне было тяжело работать над этой ролью. Я всегда была «тургеневской» лирической барышней, нежной, воздушной. А там нужно было быть резкой, гордой, эмоциональной. И я все это достала со дна своего сердца, а потом мне пришлось обратно избавляться от этого. И мне было сложно.

Что касается Эдит Пиаф. Сам спектакль построен как исповедь, и это мне очень помогает вложить свои собственные моменты из жизни в эту историю. Понятно, что у меня другая судьба и другая жизнь, но мне это помогает, и получается так, что это моя личная исповедь. С каждым спектаклем у меня происходит очередное очищение и я это чувствую: и в самой себе, и в ощущениях зрителей, которые проживают это вместе со мной. Я очень надеюсь, что это вызывает в людях покаянные чувства. Мне кажется, это очень важно доносить до людей.

– Расскажите о своей роли в мюзикле «Онегин».

– Я хорошая, характерная, добрая мама Татьяны и Ольги Лариных. Мне нравится, что у меня есть возможность почувствовать материнство. Я в жизни пока что не являюсь ни супругой, ни  матерью, но могу хотя бы на сцене почувствовать себя мамой сразу двух дочерей. Бывает, что больше играешь, а бывает, смотришь на артистку, играющую твою дочь, и полное ощущение, что это, действительно, твоя дочь, и сейчас, на сцене, у тебя рождается невероятное чувство материнства. Наверное, это своеобразное предвкушение.

– У вас такая эмоциональная, сложная профессия. Есть ли у вас какие-то методы расслабления? Как вы отдыхаете?

– Я человек воцерковленный, поэтому, церковь для меня – это второй дом. Каждое воскресенье я пою в храме, после службы у нас обычно беседы с батюшкой: мы сидим за чаепитием и обсуждаем разные темы. Это меня очень расслабляет и отвлекает от суетного бесконечного творческого потока жизни.

Вечером могу посмотреть доброе, хорошее кино, отвлечься, почитать хорошие книги. Я человек не тусовочный абсолютно. К сожалению, за город поехать у меня редко получается, но это тоже очень хороший метод расслабления. В кино могу сходить с друзьями.

Расслабляться нужно все-таки полностью: уезжать отдыхать на 2 недели, выключаясь от всего, не думать ни о чем.

– Есть ли у вас примеры, люди, которые вас вдохновляют, чьи действия и жизнь служат для вас ориентиром?

– В инстаграме я подписана на Аниту Цой. Мне очень импонирует то, что она делает, я вижу, что она – искрящаяся любовью женщина. Она в свои годы, будучи женой богатого человека, не сидит дома, а делает очень много нужных и важных проектов. Она развивает и свою личность, и поражает всех на «Золотых Граммофонах». Это потрясает. Далеко не каждый артист так самоотверженно, с утра до ночи погруженный в это с головой, впахивает. По-другому и не скажешь, именно впахивает. При этом она мила, добра и не жалуется на усталость. Мне вообще импонируют такие крепкие, сильные люди.

– Вопрос, связанный с этой темой. Были ли у вас в жизни какие-то учителя или люди, которые сильно изменили вас, или даже сломали?

– Сейчас для меня большим учителем стала Эдит Пиаф. За время работы над спектаклем перевернулось очень многое. Параллельно с этим я нашла нового педагога по вокалу, и она тоже полностью перевернула меня и мое сознание. Не только в отношении звучания голоса, но и очень многих вещей, связанных с эмоциональностью и искренностью на сцене. И это все своевременно случилось, потому что для Эдит Пиаф быть искренней было первой необходимостью. Это такая грань, которую мы не всегда можем понять: когда нам кажется, что мы искренние, и когда мы реально ежесекундно проживаем все это на сцене. Это совсем другое, и это очень отличается от актерской подачи. В Пиаф я ощутила это в полной мере. Театральный институт научил меня внутренне правильному отношению к жизни, а профессия уже в процессе жизни приобретается с опытом, вычленяется из разных ролей. Я благодарна и своему педагогу по вокалу, и Эдит Пиаф, за то, что она подарила мне такую радость. Это также поменяло мои устремления в плане дальнейших проектов: если раньше у меня был один первичный вектор, то сейчас я поняла, что мне интересен жанр моноспектакля, потому что в нем можно гораздо мощнее раскрыться и больше дать зрителю, чем на концерте. Это не значит, что я оставляю полностью концерты, они тоже должны быть. Просто это разные жанры. Но теперь я с трепетом думаю о каждом новом концерте, потому что каждый из них для меня уже не просто рядовой концерт, я уже думаю о том, как сделать так, чтобы он был на таком же мощном градусе, как и «Эдит Пиаф». Чтобы зритель эмоционально почувствовал такую же отдачу.

– Есть ли у вас на ближайшее время идеи, планы?

– О новых идеях артисты никогда не рассказывают, но, конечно, они есть! (Смеется)

– Какой совет вы можете дать от лица опытной актрисы молодым, начинающим актерам?

– Если идти в артисты, то прежде всего  надо любить каждого своего зрителя. Не любить общую толпу, а любить каждого по отдельности и всех вместе. И, когда ты будешь их любить, ты станешь понимать, что эти люди приходят на спектакли не потому что ты красивый, умный, а потому что ты сейчас им подаришь свою любовь. И тогда все станет на свои места. Какой бы это ни был жанр: мюзикл, балет, спектакль, концерт, – люди должны получить эту любовь. А все остальное само приложится.

– Спасибо большое за интересное интервью! От всей души желаю вам хорошо выступить на ближайших концертах и моноспектакле.

– Спасибо!